7 июня 2017 г., Париж – Россия подписывает Многостороннюю конвенцию  Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР)[1] по выполнению мер, относящихся к налоговым соглашениям. Как следствие, теперь РФ, как и несколько десятков других подписавших документ юрисдикций, должна начать реализацию плана BEPS (Action Plan on Base Erosion and Profit Shifting – “План действий по борьбе с минимизацией налогообложения и выведением прибыли”; создан в 2013 г.), поскольку Конвенция разработана в рамках именно этого плана. Пока она только подписана, но не ратифицирована, однако первых изменений в налогообложении можно ожидать уже в начале 2019 г.

[1] The Multilateral Convention to Implement Tax Treaty Related Measures to Prevent Base Erosion and Profit Shifting (“the Multilateral Instrument”).

Основная цель BEPS – ликвидировать самые распространенные международные схемы т.н. двойного неналогообложения, противодействуя искусственному снижению налогов либо узаконенному уклонению компаний от налогов (например, с помощью переноса источника прибыли в низконалоговые юрисдикции).  

Двойное неналогообложение (двойное необложение налогом) возникает в случае, когда доход не подпадает под налогообложение ни в одной из стран-участниц соглашения об избежании двойного налогообложения (СИДН) либо в схему включается третья страна. Это может быть вызвано тем, что одно и то же действие законодательство разных юрисдикций трактует по-своему. Например, выплата из страны А в страну С не облагается налогом, поскольку в А считается расходом. В свою очередь, в стране С эта выплата подпадает под понятие «дивиденды» и налогом не облагается. В результате налог не выплачивается ни в А, ни в С. Двойное неналогообложение относится к т.н. гибридным инструментам наряду с двойным вычетом на одно заимствование и долгосрочной отсрочкой по налоговым платежам).  

План, по сути, представляет собой комплекс конкретных мероприятий, инструмент для борьбы с агрессивным налоговым планированием, в результате реализации которого прибыль уходит из стран с высоким налогообложением в страны с низким, и призван если не стереть, то хотя бы минимизировать налоговые различия между юрисдикциями -  в целях пресечения сокрытия доходов и иных злоупотреблений. По данным ОЭСР, мировые потери от недоплаты/неуплаты компаниями налога на прибыль составляют около $100-240 млрд  в год.

Примечательно, что для реализации плана единовременно изменять уже существующие между странами СИДН не придется, что значительно упрощает его применение. Ведь только у РФ количество таких соглашений более 60, в то время как конвенцию подписали уже 68 стран. Одновременное изменение всех договоренностей растянулось бы на неоправданно долгий срок и не позволило бы плану начать работу. Поэтому изменения будут вноситься постепенно в каждое СИДН, причем исключительно в том объеме, который будет согласован сторонами.

BEPS cостоит из 15 мероприятий (также их называют задачами, действиями), которые включают в себя меры по исключению «двойного неналогообложения» - решение проблемы с искусственным избежанием статуса постоянного представительства за рубежом (имеется в виду замена фактических представительств агентами и пр.); шаги по противодействию размыванию прибыли за счет процентных выплат; ограничение льгот в СИДН; пересмотр правил в отношении нематериальных активов (поскольку именно последние часто служат инструментом для вывода прибыли в страну с более низким налогообложением); включение прибыли офшорных компаний в налогооблагаемый доход конечного собственника дохода и др. Полностью текст плана на русском языке доступен на сайте ОЭСР.

Глобальные последствия присоединения к конвенции

Любая страна может участвовать в борьбе с агрессивными налоговыми схемами как достаточно мягко (заявив о том, что обязуется соблюдать так называемые «минимальные требования» Конвенции. Это 4 пункта-действия (5, 6, 13 и 14 – меры противодействия пагубным налоговым практикам, противодействие  злоупотреблению СИДН, коррекция документов по трансфертному ценообразованию, создание механизма взаимосогласительных процедур между государствами по налоговым спорам по СИДН, так и более жестко (минимальные требования + механизмы предотвращения злоупотребления положениями налоговых соглашений на выбор). В списке юрисдикций, с которыми РФ намеревается изменить СИДН,  66 государств, среди которых – Кипр, Сингапур, Мальта и др.

По общему мнению, Россия выбрала достаточно жесткий вариант участия. Он включает в себя, в том числе следующие меры.

  1. Введение правила «принципа основной цели» (Principal Purpose Test, PPT), которое со временем будет введено в СИДН (действие 6 Плана BEPS). PPT значит, что предусмотренные СИДН налоговые льготы не будут предоставляться, если они являются самоцелью либо одной из основных целей совершения сделки.
  1. Введение упрощенного положения об ограничении льгот Simplified Limitation on Benefits Provision (SLoB), SLoB разрешает получение налоговых льгот по налоговым соглашениям только в том случае, если лица, претендующие на преференции, являются «квалифицированными лицами» (критерии определения квалифицированных лиц содержатся в конвенции. Например, если учредители компании являются более чем на 50% являются резидентами другой страны. То есть кипрской компании не будут предоставлены льготы, если ее бенефициарами являются более чем наполовину российские резиденты.
  1. Выплаты дивидендов иностранным компаниям не будут облагаться налогом только в том случае, если претендент на них обладает правом на соответствующий капитал минимум год.

Рекомендации для компаний

Подписание Россией конвенции – это серьезные перемены, призванные уничтожить большую часть традиционных легальных схем оптимизации налогообложения. По сути, РФ уже выполняет часть действий, предусмотренных BEPS (например, с 2015 г. усилились правила налогообложения прибыли контролируемых иностранных компаний (КИК) - Федеральный закон № 376-ФЗ от 24.11.2014 г. и др.); действуют правила налогообложения при трансфертном ценообразовании и др.

Однако эксперты ГК «ГНК» напоминают, что в конечном итоге налогообложение будет зависеть от того, насколько полно партнеры решили  реализовывать действия, предусмотренные BEPS.

Например, Гонконг (на которого конвенция распространяется как на часть Китая) намерен в интересах налогоплательщиков ограничиться минимальными действиями. Здесь хотят ввести в СИДН лишь правил проверки основной цели (Principal Purpose Test – PPT), в то время как Правило об ограничениях льгот (Limitation of Benefits – LoB) ни в упрощенном, ни в развернутом варианте применять не планируют. Следовательно, изменение СТДН с этой страной коснется только непредоставления налоговых льгот в случае выявления цели минимизации налогов. Требование от учредителей на 50% являться резидентами  на получателя льгот не распространится.

Алгоритм проверки может представляться следующим:

  1. участие страны присутствия бизнеса в Конвенции;
  2. если да, есть ли соглашение этой страны с РФ в списке СИДН, к которым будет применяться конвенция;
  3. если есть, определить, совпадают ли действия, к которым присоединяются РФ и страна проверки (напр., использование SLOB с одной стороны и с другой и др.). Если не совпадают, СИДН изменены не будут.

Например, Россия выбирает в качестве меры SLOB. Страна-партнер ограничивается минимальным набором, необходимым для подписания конвенции. Россия в ее списке подлежащих изменению СИДН не значится. СИДН по критерию LOB между этими странами изменено не будет, следовательно, в их налоговых отношениях ничего не изменится.  

Если же все совпадает, то компаниям необходимо подготовиться к пересмотру своих налоговых льгот и схем взаимодействия со своими зарубежными структурами. 

Эксперты ГК “ГНК” могут рекомендовать руководителям компаний, имеющим зарубежные бизнес-активы,  уделить плану BEPS особое внимание, в дальнейшем отслеживая ратификацию Конвенции в России и изменение СИДН со страной-партнером, на территории которой расположен бизнес.

 

Кроме того, следует провести бизнес-аудит своих зарубежных дочерних структур/филиалов и оценить их перспективы в свете как действующего российского законодательства, так и возможных перемен, а также пересмотреть, при необходимости, схемы взаимодействия. Возможно, от части компании придется отказаться, поскольку со вступлением в силу измененных СИДН их налоговые льготы исчезнут.

Часть КИК придется задекларировать (штрафы за незадекларирование КИК вступят в действие с 2018 г., однако, хотя они сравнительно невелики, существует вероятность того, что налоговые органы обнаружат такую компанию сами, а впредь будут обращать пристальное внимание на все связанные с КИК юрлица). В перспективе автоматического обмена информацией между странами и пострановой отчетности (Country-by-Country Reporting) такая вероятность становится все выше: так, в 2016 г. ФНС России подписала многостороннее Соглашение компетентных органов об автоматическом обмене финансовой информацией от 29 октября 2014 г.) 

В ином случае придется подготовиться к тому, что право на налоговую льготу придется обосновать (в т.ч. провести «ревизию» учредителей, подтвердить физическое присутствии компании  в юрисдикции наличием действующего офиса, расширить штат и принять иные меры, доказывающие т.н. существенную деятельность (substantial activity), направленную на получение дохода). В противном случае льготный налоговый режим для компании будет изменен либо отменен вообще. Особенно это касается компаний, чей налоговый режим связан с правами на интеллектуальную собственность. Так, Люксембург уже отменяет льготный налоговый режим в части получения доходов от такой собственности, а Кипр требует доказывания связи дохода с Кипром.